12:06 

"Я буду жить"

Ищу себе подтверждений. Иногда нахожу, но чаще не нахожу.
Название: Я буду жить...
Автор: Umeko_Matsuki
Бета: Кerida-Аtlantic
Персонажи: Орочимару
Рейтинг: PG-13 (за жестокость)
Жанр: Darkfic, чуть Drama
Состояние: закончен
Дисклеймер: персонажи не мои, а заграничные. Туда им и дорога, только после того, как я закончу с ними химичить.
Предупреждение: OC; OOC я не наблюдаю, но если Вы найдете - Ваше право; AU
От автора: Это мой первый и последний фанфик такого рода.
Небольшая зарисовка о прошлом Орочимару. О том, какое вижу я.

Чистая импровизация, канону это не снилось.


Серые, мутные капли осеннего дождя собираются в прогнивших водостоках, впитывают остатки грязи и ржавчины и с легким стуком падают на асфальт. Гнусно. Гнусно жить в такой дыре. Орочимару распахнул ветхую дверь, держащуюся только на одной петле, и зашел в дом. В нос ударил уже привычный запах гнили, сырости и… крови? Он равнодушным взглядом окинул свое жилище, состоящее всего из одной комнаты. Все там, где должно быть: на грязном дощатом полу валяются остатки пищи, в которых копошатся проворные крысы, прямо напротив двери в одну кучу свалена одежда, книги, оружие, в углу тихо плачет его пятилетняя сестра, а рядом с окном валяется мать. Опять напилась? Орочимару поморщился. Значит, опять по всему дому будет нести саке. Он ненавидел этот запах и поклялся себе никогда не пить эту отраву, когда он вырастет. Конечно, если выживет в этой дыре под гордым названием Коноха.
Он вздохнул и присел рядом с матерью. Запах крови усилился. Аккуратно, стараясь не запачкать руки, он перевернул женщину на спину и вздохнул. Мертва. Пальцы на руках сломаны – пытали. На виске характерная вмятина от кастета - оглушили. Перерезано горло, вспорот живот – убили без шума. Излишняя осторожность. Горла было бы достаточно. И много следов. Оставили свидетеля. Неаккуратны или просто новички. Несколько. Как минимум двое. На плече женщины следы от пальцев – держал, пока второй истязал. Никакого полового насилия – нужны были сведения. На подбородке след от крови – закусила губу, но молчала. Интересно.
Орочимару встал и оглядел комнату еще раз. Все на месте. Ничего не взяли. Тогда что пытались узнать? В углу еще раз всхлипнули. Спросить? Или не стоит? Он устало провел рукой по лбу. Ладно. Плевать. Плевать, кто убил, зачем убил и что пытался узнать. Все равно бы сдохла, как собака. А так появился реальный шанс разжалобить этого никчемного Сарутоби. Может, он поможет быстрее закончить Академию, а то надоело просиживать зад на элементарных уроках. Самый способный ученик Академии, будущий «защитник» Конохи, достоин большего. Орочимару криво улыбнулся своим мыслям.
- Они убили маму, да? – жалобный голос Юмико заставил его вынырнуть из своих сладких грез о том, как он бросит деревню.
- Да.
Ему никогда не было жаль сестру. Она слишком напоминала мать – те же длинные каштановые волосы и добрая улыбка, такие же глаза – небесно-голубые. Сам Орочимару был больше похож на отца – черные волосы, тонкое лицо, бледный цвет кожи. Девочки сходили с ума по нему, заявляя, что он красив, как Бог. Ему льстило такое сравнение и коробило от их приставаний. Он не любил женщин. Они казались ему лишними. Заботящиеся только о своей внешности, с писклявыми голосами и глупыми улыбками, они не достойны были даже пробовать стать шиноби. А значит, не были достойны его внимания.
Сила – вот что важно. Остальное или мешает, или помогает обрести ее.
- Ты найдешь их, Онии-чан?
Орочимару повернул голову и пристально посмотрел в глаза сестре. Страх, жалость, горе, любовь, надежда. Эти эмоции проносились в них в бешеном танце, смешиваясь и сменяя друг друга. Одно слово – женщина.
- Ты убьешь их, правда, братик?
Он не ответил. О чем можно разговаривать с этим ребенком? Она ведь ничего не понимает и только и умеет, что висеть на нем, обвивая его шею тонкими ручонками, улыбаясь и целуя его в щеку. И тогда он чувствует себя связанным. Отвратительное чувство.
- Когда я сегодня просила у прохожих денег для мамы, чтобы она купила себе счастья, я слышала, как две девочки говорили, что ты самый сильный. Я знаю, что это так. Ты найдешь этих злых людей и накажешь их! Ты же сильный, как папа.
- Никчемная девчонка! Не сравнивай меня с этим идиотом, отдавшим жизнь за «родную деревню», которая поселила семью героя в этой дыре, куда даже крысы приходить брезгуют.
- Но…
- Видел бы он свою «Родину» такой, какой ее вижу я: с заплеванным полом, протекающей крышей, рваной одеждой и вечно пьяной шлюхой-матерью!
- Братик…
Девочка опять зарыдала. Орочимару вздохнул и подошел к куче оружия, собирая кунаи и сюрикены и складывая их в маленькую сумку, висящую на бедре.
- А где теперь мама? – Юмико опять немного успокоилась и теперь смотрела на брата своими немигающими голубыми глазами.
- Как где? Нигде. Нет ее. И слава Богу. Перестала, наконец, зря топтать землю.
- Вот взяла и пропала?
Наивный ребенок. Он подошел к ней и одной рукой приподнял за подбородок.
- Да. Пропала. Умерла. Смерть – это конец. Что бы не говорили. Когда человек умирает – он жалок. Никчемен. Бесполезен. Слаб. Сильные не умирают. И поэтому я не умру. Есть много способов жить. А я найду свой.
Он встал и направился к двери.
- А как это умирать?
Он задумался.
- Не знаю.
Молниеносное движение – и кунай прошел сквозь горло девочки, разрывая мышцы и сосуды. Хрипя и содрогаясь, она повалилась на пол, заливая его своей чистой кровью. Маленькие тонкие пальчики, которые раньше нежно теребили длинные волосы брата, теперь в бессилии царапают пол, пытаясь ухватиться за землю, остаться на этом свете. Но безуспешно. Еще несколько секунд – и тело безвольно растягивается на полу.
Орочимару разворачивается и стремительно выходит из дома. Трупы найдут – это точно. Соседи когда-нибудь услышат запах мертвечины и застывшей крови.
Но он не узнает этого.
Он не вернется.

@темы: Фандом: Naruto, .Мини, PG-13, angst

URL
   

Ничего реального, и клубничные поля

главная